КИРДИНА-ЧЭНДЛЕР
СВЕТЛАНА
персональный сайт
ПОДДЕРЖКА
САЙТА
Институт
экономики РАН
Цитатa дня:
Теории, в которые мы верим, мы называем фактами, а факты, в которые не верим, - теориями. (Феликс Коэн)
19-11-2017,
воскресенье

?-�?�� ���R��-��

Публикации и выступления Статьи в журналах

Скачать 12,5 Кб

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

Российское лицо эволюционной экономики

(о 5-м международном симпозиуме

“Экономическая трансформация и эволюционная теория

Й. Шумпетера”)*

Давно подмечено, что мудрость приходит в Россию с Востока, а знание – с Запада. С начала институционализации науки в нашем государстве, датой которой считается создание отечественной Академии наук, Россия, “в Европу прорубив окно”, взялась изучать экономические теории зарубежных соседей. Уже в первых учебных заведениях, например, в Царскосельском лицее, преподавали теории физиократов, меркантилистов и А. Смита, и в ХIХ в. не редкостью было то, что “иная дама толкует Сея и Бентама”, рассуждая о хозяйственных проблемах отечества. Ближе к нам по хронологической оси примеры массового освоения советским обществом доктрины немецкого экономиста К. Маркса. В 1970–1980-е годы для нас “открылись” имена и труды англичанина Дж. М. Кейнса и австрийца Й. Шумпетера[1], а в 1990-е годы среди российских экономистов получили распространение институциональный и эволюционный подходы, становившиеся все более популярными в западной экономической науке.

В этой связи начиная с 1994 г. в г. Пущино под Москвой регулярно проводятся международные симпозиумы по эволюционной экономике. В сентябре 2003 г. прошел 5-й симпозиум на тему “Экономическая трансформация и эволюционная теория Й. Шумпетера”. При рассмотрении его итогов целесообразно воспользоваться именно эволюционным подходом, проведя сопоставительный анализ развития тематики и результатов симпозиумов по эволюционной экономике, насчитывающих почти десятилетнюю историю.

Основные темы для обсуждения были сформулированы уже на 1-м симпозиуме 1994 г., с течением времени менялись лишь акценты и относительная глубина дискуссий. Такими темами были: 1) эволюционный подход в экономике и других науках; 2) вопросы эволюционной теории; 3) возможности использования эволюционного подхода для анализа проблем российского общества.

Если проследить динамику обсуждения, то заметно постепенное углубление осмысления и развития российскими учеными методологии эволюционного подхода. В материалах 1-го симпозиума “Эволюционный подход и проблемы переходной экономики” (М.: ИЭ РАН, 1995) внимание уделялось прежде всего овладению самим языком этого подхода, знакомству с исходной терминологией. Один из основных докладов, сделанный академиком РАН В. Макаровым, носил характерное название “Эволюционная экономика: некоторые фрагменты теории”. Анализировались также вопросы соотнесения нового подхода с достижениями советской экономической науки, в частности, с системой оптимального функционирования экономики (СОФЭ). Были сделаны общие доклады о связи эволюционного подхода в экономике и других науках, в которых рассматривались преимущественно аналогии биологической, социальной и экономической эволюции. Применение эволюционного подхода к анализу российского общества получило наиболее яркое отражение в работах зарубежных участников, не скупившихся на рекомендации по поводу проведения реформ переходного периода. Подчеркнем, что уже в те годы была отмечена способность эволюционной теории в отличие от классической, ортодоксальной охватывать более широкий круг проблем экономического развития, что предопределило ее дополнительные эвристические возможности для анализа специфической российской ситуации.

2-й симпозиум по эволюционной экономике состоялся в Пущино в 1996 г. По его итогам вышел сборник докладов и выступлений “Эволюционная экономика на пороге ХХI века” (М.: Япония сегодня, 1997). Он характеризовался более глубокой проработкой теоретико-методологических вопросов и свидетельствовал об активном применении российскими учеными идей эволюционной экономики для решения прикладных задач. За прошедшие после первого симпозиума два года возникли предпосылки для перехода от знакомства с “некоторыми фрагментами эволюционной теории” к профессиональному обсуждению ее современного состояния и основных научных проблем. В докладах А. Нестеренко и Дж. Ходжсона содержался глубокий анализ условий применения и сущности эволюционного подхода, рассматривалась связь эволюционной и институциональной теорий. В отличие от предыдущего симпозиума в работах ряда российских экономистов были предприняты попытки использовать идеи эволюционного подхода для моделирования и объяснения причин возникновения реальных экономических процессов, таких, как структурный кризис, эволюция банковской системы, инновационная деятельность и технологический прогресс и др. При этом, если западные ученые все больше концентрировались на изучении микроэкономических проблем, прежде всего проблем развития фирмы, то внимание российских ученых было направлено на исследование макроуровня. В данном отношении особый интерес представляет доклад В. Маевского, посвященный эволюции макрогенераций. Идеи эволюционного подхода стали также апробироваться российскими учеными в качестве “строительного материала” для новых теоретических концепций. Например, В. Ординян предложил новое научное направление – эволюциогенетику, в рамках которого предполагалось рассматривать механизмы управления эволюцией социально-экономических систем.

2-й симпозиум проходил в условиях начавшегося разочарования в проводимом курсе реформ. Поскольку на первом этапе они опирались преимущественно на идеи неоклассики, или “мэйнстрима”, то неудача реформ актуализировала поиск новой методологии и новых теоретических оснований экономической политики. Эволюционный подход стал представляться возможной альтернативой или, по крайней мере, целесообразным дополнением к арсеналу экономических идей. Как писал в этом сборнике академик РАН Л. Абалкин, ситуация определила “направления поиска той теоретической основы, на базе которой может быть разработана адекватная российским условиям стратегия социально-экономических преобразований” (с. 5).

3-й симпозиум «Эволюционная экономика и “мэйнстрим”» (его материалы опубликованы в сборнике «Эволюционная экономика и “мэйнстрим”». М.: Наука, 2000) прошел в 1998 г. К этому моменту эволюционный подход получил достаточное признание у российских ученых, несмотря на то что эволюционная теория продолжала занимать достаточно скромное место в экономической науке и не входила в так называемый “мэйнстрим”. В научном сообществе начал складываться устойчивый круг авторов, регулярно работающих в рамках институционально-эволюционной методологии, идентифицирующих себя с этим направлением. На симпозиуме стала заметна такая новая черта пущинских встреч ученых, как самобытное “российское” применение эволюционного подхода к анализу проблем развития нашего общества. Наряду с теми, кто стоял у истоков распространения идей эволюционной экономики в России и развивал ее в соответствии с европейской и американской традициями (к таким “отцам-основателям” можно отнести В. Макарова, В. Маевского, А. Нестеренко), появились ученые, использовавшие эволюционный подход с акцентом на присущей ему историчности (назовем в их числе В. Погребинскую, С. Андрюшина, В. Волконского, П. Титова, А. Амосова, автора этих строк и др.) В их исследованиях упор делался на воспроизводимые черты российской экономики, обнаружение преемственности экономического развития даже в периоды реформ и переходных состояний. Взаимосвязь этих подходов поддерживалась благодаря трудам академика РАН Л. Абалкина, сочетавшего новый эволюционный подход с традициями национального обществоведения, а также посредством регулярных контактов их представителей на постоянных методологических семинарах.

По завершении 4-го симпозиума “Эволюционная экономика: проблемы и противоречия теории и практики”, прошедшего в 2000 г., был издан сборник трудов с аналогичным названием (М.: ИЭ РАН, 2001). Проходивший на рубеже тысячелетий, симпозиум нес на себе отпечаток характерного для таких дат ощущения необходимости подведения итогов, осмысления прожитого, попыток заглянуть в будущее. Российские ученые непосредственно, как до этого их зарубежные коллеги[2], столкнулись с осознанием проблемности принятой ими как “руководство к действию” эволюционной методологии. Выступления на симпозиуме содержали больше вопросов, чем ответов. Отчетливо проявилась потребность возвращения к основам эволюционной экономики, осмысления ее исходных постулатов, что выразилось в обращении к работам Й. Шумпетера, считающегося основоположником данного направления. Таким образом, название симпозиума отражало текущее состояние эволюционной экономики в России.

Но этот симпозиум имел большое значение для консолидации и дальнейшего развития эволюционных идей в экономической науке России. Чтобы проиллюстрировать его роль, воспользуемся аналогией, ибо, как писал А. Нестеренко (его памяти был посвящен выпуск трудов 4-го пущинского симпозиума), “аналогиями очень охотно пользуются эволюционисты, что отражает свойственную этой теории широту представлений” (с. 60). Социальные психологи выделяют четыре стадии в становлении продуктивного сообщества: FormingStormingNormingPerforming. На первой стадии (Forming) члены группы, сообщества присматриваются друг к другу, формулируют свои позиции, пробуют те или иные модели поведения, подходы. На второй стадии (Storming) происходят столкновение позиций, выявление проблем, непониманий, “узких мест”, прорыв латентных несовпадений. Третья стадия (Norming) – этап согласований. На этой основе возможен переход к четвертой стадии деятельности (Performing), ради которой собственно и создается сообщество. В терминах этой аналогии симпозиум 2000 г. представлял собой фазу Storming, обнажившую противоречия и проблемы.

Тема 5-го пущинского симпозиума, состоявшегося 25–27 сентября 2003 г., в отличие от предыдущих была более конкретной: “Экономическая трансформация и эволюционная теория Й. Шумпетера”. К участию в нем удалось привлечь наиболее видных зарубежных представителей эволюционного направления: одного из крупнейших современных теоретиков эволюционизма Дж. Ходжсона из Великобритации, генерального секретаря Международного общества Й. Шумпетера Х. Хануша из Германии, председателя Общества Й. Шумпетера в Японии К. Йаги, директора Японской Ассоциации эволюционной экономики Ю. Аруку, известного исследователя эволюционизма Дж. Дози из Италии, выступившего с докладом, подготовленным совместно с С. Уинтером, а также знатока творчества и работ Й. Шумпетера профессора П. Винарчика из Великобритании. Тематические блоки докладов были сформированы заранее, что позволило сфокусировать обсуждение на наиболее интересных вопросах. Каждый рабочий день завершался научной дискуссией, на которой подводились итоги, соотносились позиции, детализировались подходы. Большую роль в успешной работе симпозиума сыграла и царившая на нем неформальная атмосфера, благодаря чему молодые ученые могли свободно общаться и с российскими академиками, и с зарубежными специалистами.

Назовем основные группы обсуждавшихся вопросов и авторов докладов:

фундаментальные проблемы эволюционной теории (проф. Дж. Ходжсон, проф. Дж. Дози); Й. Шумпетер: историографические аспекты (проф. К. Йаги, чл.-корр. РАН В. Автономов); шумпетерианская эволюционная теория и ортодоксия (академик РАН В. Маевский, проф. П. Винарчик, д. э. н. Б. Ерзнкян); институты и эволюция (академик РАН В. Полтерович, к. э. н. А. Ляско, д. с. н. С. Кирдина); предпринимательская деятельность и экономический рост (академик РАН Л. Абалкин, проф., д. э. н. Р. Нуреев, д. э. н. О. Сухарев, д. э. н. В. Дементьев, д. э. н. В. Волконский, П. Титов); адаптация экономических систем: макро- и микроуровень (проф. Ю. Арука, д. ф.-м. н., проф. Д. Чернавский, д. э. н. Д. Берг, д. э. н. Е. Попов , К. Садченко).

Заявленные темы продолжали и конкретизировали направления, сложившиеся еще на 1-м симпозиуме, но при этом характер обсуждения поднятых проблем существенно изменился и дискуссии вышли на качественно иной уровень. Например, традиционная тема о соотнесении эволюционного подхода в экономике и других науках рассматривалась уже в другой плоскости. Дж. Ходжсон выступил с докладом “Дарвинизм в экономической теории: от аналогии к онтологии”. В нем были выделены методологические принципы эволюционного подхода как фундаментальной обобщенной теории и обсуждались проблемы их применения в экономическом анализе. Другой пример касается соотношения эволюционной экономики и ортодоксальной экономической теории, или мэйнстрима. В докладе В. Маевского (публикуется в данном номере журнала “Вопросы экономики”, как и работы П. Винарчика, А. Ляско и О. Сухарева) речь шла уже не столько о трудностях этого взаимодействия, сколько о способах преодоления существующего между ними разрыва. Заметное продвижение наблюдалось и в области использования эволюционного подхода применительно к анализу хозяйственного развития России. Так, оживленную дискуссию вызвал доклад академика РАН В. Полтеровича “Институциональные ловушки: есть ли выход?” Он показал, что применение институционально-эволюционной методологии позволяет точнее диагностировать проблемы российской экономики. В то же время поставленный в названии его доклада вопрос был воспринят как призыв к построению макроинституциональной теории, адекватной условиям нашего общества. В ходе коллективного подведения итогов симпозиума были выделены следующие основные моменты.

Во-первых, отмечался равноправный характер дискуссий между зарубежными и российскими участниками. Если раньше западные коллеги приезжали “обучать” наших ученых, то на симпозиуме 2003 г. исследования ряда российских специалистов были выполнены на уровне мировых стандартов. Об этом свидетельствуют не только полученные ими результаты, но и используемая библиография, форма представления докладов и общее терминологическое и языковое пространство, в котором большинство участников симпозиума чувствовали себя одинаково уверенно.

Во-вторых, проявилась тенденция к консолидации и более глубокому взаимодействию российских ученых, использующих эволюционные подходы в своих исследованиях. Их общая задача связана с выработкой концептуальной схемы (модели) развития российской экономики, способной занять вакантное место (после разочарования в политической экономии социализма) в национальной экономической теории.

В-третьих, определились центры исследований в стране, где устойчиво развиваются идеи эволюционной экономики. Это – Институт экономики РАН, Центральный экономико-математический институт РАН, Государственный университет–Высшая школа экономики, Международный институт А. Богданова. Более того, расширяется география этих исследований и в странах СНГ: в работе симпозиума впервые приняли участие молодые ученые Украины и Белоруссии, а также Казахстана.

Сегодня можно констатировать, что формирование научного сообщества, развивающего идеи эволюционной экономики и институционального подхода, прошло фазу Norming и вступает в зрелую фазу Performing. Свидетельством этого являются достигнутые на симпозиуме и уже реализуемые договоренности об интернациональных издательских и исследовательских проектах, продолжение работы методологических семинаров, подготовка издания трудов 5-го международного симпозиума по эволюционной экономике на русском языке.

д. с. н. С. Кирдина



* С материалами 5-го международного симпозиума по эволюционной экономике можно ознакомиться на сайте ИЭ РАН – Центр эволюционной экономики: www.inst-econ.org.ru.

[1] Изданием работ Й. Шумпетера на русском языке мы во многом обязаны самоотверженному труду одного из участников 5-го пущинского симпозиума В. Автономова.

[2] В это же время в Японии вышел сборник работ ведущих зарубежных ученых “Evolutionary Controversies in Economics. A New Transdisciplinary Approach” (Springer-Verlag Tokyo, 2001), где обсуждались аналогичные проблемы.

2002-2017 KIRDINA.RU
АКТИВНАЯ ССЫЛКА НА САЙТ ОБЯЗАТЕЛЬНА