КИРДИНА-ЧЭНДЛЕР
СВЕТЛАНА
персональный сайт
ПОДДЕРЖКА
САЙТА
Институт
экономики РАН
Цитатa дня:
То, что мы видим, зависит от того, куда мы смотрим. (Леонид Леонов)
22-11-2017,
среда

?-�?�� ���R��-��

Блог Раздела Статьи в сборниках

Скачать 23,1 Кб

Излагаются две версии статьи. Сначала воспроизводится текст, опубликованный в «Социологической энциклопедии». Затем выложен авторский текст без редакторской правки,  послуживший основой для напечатанной статьи.

Матрица институциональная в социологии - (от лат. мatrix – матка) – устойчивая, исторически сложившаяся система базовых институтов, регулирующих взаимосвязанное функционирование основных общественных сфер – экономической, политической и идеологической, находящихся в неизменном соответствии, исходная система базовых общественных институтов, сложившихся на заре возникновения первых государств. Институциональная матрица лежит в основе меняющихся состояний конкретных  обществ и постоянно воспроизводится. Она инвариантна относительно действий людей, хотя проявляется в различных, постоянно развиваемых в ходе человеческой деятельности институциональных формах, обусловленных культурным и историческим контекстом. Разработка понятия институциональной матрицы продолжает традиции структуралистского подхода, который склонен объяснять природу любого данного институционального порядка, и особенно его динамику, отправляясь от принципов «глубинной» или скрытой структуры.

Впервые словосочетание «институциональная матрица» использовали экономисты, работающие в рамках нео-институционального подхода. Так, К. Поланьи и Д. Нортом, лауреатом Нобелевской премии, были высказаны предположения о том, что система институтов каждого конкретного общества образует своеобразную «институциональную матрицу», которая определяет веер возможных траекторий  дальнейшего общественного развития. Поланьи полагал, что институциональная матрица направляет экономические отношения между людьми и определяет место экономики в обществе, она задает социальные источники прав и обязанностей, которые санкционируют движение благ и индивидуумов при входе в экономический процесс, внутри него и на выходе. Норт полагал, что институциональная матрица общества представляет собой свойственную ему базисную структуру прав собственности и политическую систему. Причем экономические и политические институты в институциональной матрице взаимозависимы, политические правила формируют правила экономические, и наоборот. По Ш. Эйзенштадту, «мало-помалу фокус социологического анализа перемещается в собственно институциональную сферу,  в самое устройство человеческого общества. Основное внимание уделяется изучению устойчивых, существующих как рамки для социального поведения, глубинных общественных структур, становление которых обусловлено материальными условиями возникновения и развития государств. Исследование в этом случае направлено на изучение этих исторически сложившихся структур, или базовых институтов, определяющих социальные отношения и взаимодействия социальных групп как внешний по отношению к ним фактор. При этом упор делается на отмеченное  еще Т. Вебленом  свойство институтов служить важнейшими факторами естественного отбора форм жизни и человеческих отношений, адекватных  общественным условиям. Базовые институты образуют остов, скелет общества, они задают наиболее общие характеристики  социальных ситуаций, определяют направленность коллективных и индивидуальных человеческих действий. В теории институциональных матриц речь идет не о тех социальных институтах, которые регулируют воспроизводство собственно человека (к ним, прежде всего,  относят институты семьи, здоровья и социализации в широком смысле слова), а о социетальных институтах, регулирующих воспроизводство общества как социальной системы. Данные институты проявляются, реализуются как на формальном уровне — в виде конституции, законодательства, правового регулирования и т.п., так и в неформальной сфере — как нормы поведения, обычаи, традиции, исторически устойчивые системы ценностей и др. Это означает, что понятие базового института не редуцируется к его составляющим, а является целостным. Необходимо отличать  базовые институты, сохраняющие свое качество, от многообразных   институциональных форм,  в которых они проявляются в разных странах и в разные исторические периоды. Главная функция базовых институтов заключается в  регулировании основных сторон, или подсистем  общества. Наиболее распространены три такие подсистемы - экономическая, политическая и культурная (социокультурная). Многообразные  институциональные комплексы, регулирующие жизнь древних и современных государств,  имеют в своей основе одну из двух  институциональных матриц, которая доминирует. Одна из них – Х-матрица, иногда называемая  восточной, поскольку характерна для большинства государств восточной части света. Другая – Y-матрица, часто называется западной, поскольку ее имеют страны, традиционно называемые западным миром. Х и Y-матрицы качественно  различаются между собой содержанием образующих их базовых институтов. Для Х-матрицы характерны следующие базовые институты: —    в  экономической сфере — институты редистрибутивной экономики (термин К. Поланьи). Сущностью редистрибутивных экономик  является обязательное опосредование Центром движения ценностей  и  услуг, а также  прав по их производству и использованию. К ним относятся институты общей собственности,  служебного труда,  координации, редистрибуции, то есть аккумуляции-согласования-распределения, пропорциональности; в политической сфере - институты унитарного  политического  устройства. К ним относятся институты административного деления, иерархической вертикали власти во главе с Центром, назначений, общих собраний и единогласия, обращений по инстанциям;   в идеологической сфере - институты коммунитарной идеологии, основное содержание которой состоит в доминировании коллективных, общих ценностей, приоритете Мы над Я. К ним относятся институты коллективизма, эгалитаризма и порядка. Х-матрица характерна для России, большинства стран Азии и Латинской Америки и др.Y-матрица имеет следующие базовые институты: в экономической сфере -  институты рыночной экономики. К ним относятся институты частной собственности, наемного труда, конкуренции, обмена, то есть купли-продажи, прибыли; в политической сфере - институты федеративного политического устройства. К ним относятся институты федерации,  самоуправления и субсидиарности, выборов; многопартийности и демократического большинства, судебных исков; в идеологической сфере -институты субсидиарной идеологии, в которых закрепляется доминирующее значение  индивидуальных ценностей, приоритет Я над Мы, примат личности, ее прав и свобод по отношению к ценностям сообществ более высокого уровня, которые, соответственно,  имеют субсидиарный, подчинительный по отношению к личности, характер. К ним относятся институты индивидуализма, стратификации и свободы.Y-матрица характеризует общественное устройство большинства стран Европы и США.  На протяжении  своего развития  государства сохраняют, воспроизводят в качестве главных, базовых институты  свойственной им либо Х, либо Y-матрицы, что обеспечивает целостность, выживание и развитие соответствующего типа общества. Институты из матрицы противоположного типа играют вспомогательную роль, лишь «дополняя до целого» институциональную общественную структуру.     Поэтому вводится понятие «комплементарные институты», то есть институты одной институциональной матрицы, действующие посредством характерных для них институциональных форм в системе базовых институтов альтернативной институциональной матрицы. Важнейшим свойством институциональных матриц является историческая устойчивость, инвариантность по отношению как к внешним воздействиям, так и к действиям социальных сил внутри страны. Никоим образом не отменяя развития и постоянного совершенствования тех институциональных форм, в которых реализуются базовые и комплементарные институты по ходу исторического развития, инвариантность означает сохранение природы институциональной матрицы. Ее устойчивость определяет каналы, русло, «исторический коридор» эволюции конкретных обществ, задает общее направление траектории социальных изменений. Понятие  институциональной матрицы активно дискутируется.

 

Лит. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение /Пер. с фр. М.,1995; Парсонс Т. Система современных обществ / Пер. с англ.  М.,1998; Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций /Пер. с англ. М.,1999; Кирдина С. Г. Институциональные матрицы и развитие России. М: 2000; Simmel G. Grundlagen der Sociologie. Individuum und Gesellschaft, 2, Aufl. Berlin, 1920; Sorokin P. Society, Culture and Personality. – N.-Y, 1962.

С. Г. Кирдина



Матрица институциональная в социологии. Слово «матрица» происходит от латинского matrix (matricis), что значит «матка». В самом общем виде матрица означает общую основу, схему, некую исходную, первичную модель, форму, порождающую дальнейшие последующие воспроизведения чего-либо. Соответственно, под институциональной матрицей понимается исходная система базовых общественных институтов, сложившихся на заре возникновения первых государств – устойчивых человеческих сообществах с собственной историей. Все последующие институциональные структуры воспроизводят и развивают, эмпирически обогащают эту первичную модель, сущность которой, тем не менее, сохраняется. Институциональная матрица лежит в основе меняющихся состояний конкретных  обществ и постоянно воспроизводится. Она инвариантна относительно действий людей, хотя проявляется в различных, постоянно развиваемых в ходе человеческой деятельности, институциональных формах, обусловленных культурным и историческим контекстом.

Появление термина «институциональная матрица» в социологии отражает общую тенденцию  социологического знания конца ХХ-го века, когда,  наряду с расширением состава анализируемых явлений,  усилилось движение вглубь, то есть активизировался переход от изучения тех феноменов, которые лежат на поверхности,  к поиску лежащих за ними сущностей. Как отметил Эйзенштадт, «мало-помалу фокус социологического анализа перемещается в собственно институциональную сферу,  в самое устройство человеческого общества» (Эйзенштадт, с. 19).  Разработка понятия институциональной матрицы продолжает традиции структуралистского подхода, который «склонен объяснять природу любого данного институционального порядка, и особенно его динамику, отправляясь от принципов «глубинной» или скрытой структуры» (там же, с. 64).

Впервые словосочетание «институциональная матрица» использовали экономисты, работающие в рамках нео-институционального подхода. Так, Карлом Поланьи и в более развернутой форме Дугласом Нортом, лауреатом Нобелевской премии 1998 г., были высказаны предположения о том, что система институтов каждого конкретного общества образует своеобразную «институциональную матрицу», которая определяет веер возможных траекторий  дальнейшего общественного развития. Поланьи полагал, что институциональная матрица направляет экономические отношения между людьми и определяет место экономики в обществе, она задает социальные источники прав и обязанностей, которые санкционируют движение благ и индивидуумов при входе в экономический процесс, внутри него и на выходе (Polanyi, p. xxxii). По определению Норта, институциональная матрица общества представляет собой свойственную ему базисную структуру прав собственности и политическую систему (Норт,  с. 147–148). При этом Норт подчеркивал, что экономические и политические институты в институциональной матрице взаимозависимы, политические правила формируют правила экономические, и наоборот. Поланьи и Норт предполагали, что каждое общество имеет конкретную, свойственную только ему институциональную матрицу.

Но в целом в экономической науке  термин «институциональная матрица» специально не разрабатывался, он эпизодически употреблялся скорее как иллюстрация и образ, но не содержательное научное понятие. Во-первых, он не получил распространения в научной среде. Во-вторых, ему не было дано строгой дефиниции, или определения, и, в-третьих, он не является до настоящего времени моносемичным, т. е. однозначно понимаемым.

С конца 1990-х гг. в социологии, а именно, в российской социологии,  институциональные матрицы становятся объектом специального изучения  и элементом новой  разрабатываемой на основе этого понятия теории. Автором теории, а точнее, теоретической гипотезы об институциональных матрицах,  является С. Г. Кирдина, представитель Новосибирской социологической школы.

Разрабатывая данную гипотезу, автор, ориентируясь на классические образцы теоретического знания, формулирует исходные постулаты. Первый постулат  обозначает рамки «объективистской парадигмы», на которой базируется теория институциональных матриц. В данной парадигме основное внимание уделяется изучению устойчивых воспроизводящихся социальных отношений и структур, которые обеспечивают целостность общества и его развитие как социальной системы, задают направления и ограничения его эволюции. Общество здесь понимается как реальность sui generis,  о чем писал в свое время Э. Дюркгейм, то есть существующая сама по себе, которая не выводится из свойств действующих в обществе субъектов, а развивается по собственным законам. Общества представляют собой «реальности, природа которых нам навязывается и которые могут изменяться, как и все естественные явления, только сообразно управляемым ими законам....Мы оказываемся, таким образом, перед лицом устойчивого, незыблемого порядка вещей…» (Дюркгейм, с. 269). И наука стремится познать закономерности этого порядка, чтобы люди действовали  в соответствии с ними, как, например, они действуют с пониманием того, что объективно существует сила тяжести, с которой нельзя не считаться.

Разработка понятия институциональной матрицы в рамках объективистской парадигмы означает, что основное внимание  уделяется изучению устойчивых, существующих как рамки для социального поведения,  глубинных общественных структур, становление которых обусловлено материальными условиями возникновения и развития государств. При используемом подходе институциональные структуры обладают приоритетом — онтологическим и методологическим — перед акторами. Исследование в этом случае направлено на изучение этих исторически сложившихся структур, или институтов, определяющих социальные отношения и взаимодействия социальных групп как внешний по отношению к ним фактор. Такие институты автор называет базовыми.

Базовые институты – это исторически устойчивые, инвариантные по отношению к действиям социальных субъектов, но постоянно воспроизводящиеся в практике социальные отношения, которые обеспечивают общественную целостность. В данной  трактовке упор делается на отмеченное  еще Вебленом  свойство институтов служить важнейшими факторами естественного отбора форм жизни и человеческих отношений, адекватных  общественным условиям (Veblen, p.188). Базовые институты образуют остов, скелет общества, они задают наиболее общие характеристики  социальных ситуаций, определяют направленность коллективных и индивидуальных человеческих действий.

В теории институциональных матриц речь идет не о тех социальных институтах, которые регулируют воспроизводство собственно человека (к ним, прежде всего,  относят институты семьи, здоровья и социализации в широком смысле слова), а о социетальных институтах, регулирующих воспроизводство общества как социальной системы. Данные институты проявляются, реализуются как на формальном уровне — в виде конституции, законодательства, правового регулирования и т.п., так и в неформальной сфере — как нормы поведения, обычаи, традиции, исторически устойчивые системы ценностей и др. Это означает, что понятие базового института не редуцируется к его составляющим, а является целостным. О нем можно говорить тогда, и только тогда, когда некое социальное отношение, или исторически устойчивая форма связи социальных субъектов (групп, территориальных общностей и др.), постоянно представлены  и на формальном, и на неформальном уровне, пронизывая все сферы общественной жизни.  Автор отличает базовые институты, сохраняющие свое качество, от многообразных   институциональных форм,  в которых они проявляются в разных странах и в разные исторические периоды. Понятие базового института является вторым теоретическим постулатом в концепции институциональных матриц.

Главной функцией базовых институтов является регулирование основных сторон, или подсистем  общества. Наиболее распространенным является выделение  трех таких подсистем - экономической, политической и культурной (социокультурной). Полемизируя с этим подходом, автор гипотезы об институциональных матрицах предлагает иное представление об обществе как социальной системе. Отталкиваясь от идей  Т. Парсонса и П. Сорокина, занимавшихся анализом культуры и культурных систем в сопоставлении с социальными системами, С. Г. Кирдина вслед за ними утверждает, что   собственно культура является более широким, по отношению к обществу, как социальной системе, понятием. Так, Парсонс, рассуждая о культурных и социальных системах, подчеркивал, что, что хотя «все человеческие сообщества «культурны, и обладание культурой есть неотъемлемый критерий человеческого общества», хотя культура эмпирически фундаментальна для общества, в теоретическом плане они    принципиально   отличны.  Система     культуры  является  иным  уровнем абстракции….Социальная система не есть система культурных   стандартов, она взаимодействует с ними так же,  как она взаимодействует с физическими и биологическими условиями» (Парсонс, с. 13, 39).  Продолжая эту логику,  Сорокин также отмечал, что общество и культура «лишь частично совмещаются друг с другом в той степени, в какой любая организованная группа обладает набором смыслов, ценностей и норм. … Данная культурная система не локализуется внутри  одной социальной системы» (Sorokin, p..335-341).

Главной функцией культуры в социетальной структуре общества  является, по определению Парсонса, «сохранение и воспроизводство образца» Парсонс, с. 16). Если исходить из этого определения, а также согласиться с важнейшим его тезисом о роли идей как основы поддержания социального порядка, то тогда культура оказывается представленной на социетальном уровне в виде  идеологической подсистемы общества, или идеологии. Потому что именно исторически воспроизводящаяся  идеология определяет социально значимые образцы поведения и нормы, которые следует поддерживать. Другими словами, идеологическая подсистема обнаруживается «на пересечении» культуры и общества как социальной системы.

Таким образом, гипотеза об  институциональных матрицах исходит из триединого представления об обществе как целостности, рассматриваемой в единстве его подсистем – экономики, политики и идеологии. Их взаимозависимость обусловлена внутренним единством общества как социальной системы, когда выделенные его части рассматриваются как проекции единого целого. Такое триединое  представление об обществе составляет третий исходный постулат теоретической гипотезы об институциональных матрицах.

Итак, институциональная матрица как социологическое понятие – это устойчивая, исторически сложившаяся система базовых институтов, регулирующих взаимосвязанное функционирование основных общественных сфер – экономической, политической и идеологической, находящихся в неизменном соответствии.

Схематическое изображение институциональной матрицы (Рис. 1) в виде треугольника – жесткой фигуры, - фиксирует внимание на ригидности связи между базовыми институтами, их взаимообусловленности. Образующие институциональную матрицу базовые институты представляют собой своеобразную внутреннюю арматуру, устойчивую структуру, «стягивающую» основные подсистемы общества в целостное образование, не позволяющую обществу распасться.

Разработка понятия институциональной матрицы представляет собой одну из попыток решения  основной, как полагал Т. Парсонс, проблемы теоретической социологии, а именно, проблемы интеграции социальных систем. Институциональная матрица, которая обеспечивает устойчивость всего институционального комплекса и является основой стабилизации общества как социальной системы, полагается как один из способов интеграции общества, одна из исходных форм, обусловливающих его целостность.

В социологии уже предпринимались попытки определения априорных социальных форм, составляющих «геометрию социальной жизни». Такой теоретический подход известен как формальная социология и связан с именем Георга Зиммеля. Формальная, или чистая социология, по Зиммелю, исследует формы взаимодействия между индивидами, образующими общество, отделяя их «от содержания, в котором живут эти формы» (Simmel, s. 29). Зиммель утверждал, что определенные социальные формы обладают априорным, или необходимым» характером, отличаясь своим эмпирическим выражением в определенных социальных ситуациях, и сумма этих форм связи и образует собственно общество. Излагаемая  концепция институциональных матриц, хотя и сформированная безотносительно  работ Зиммеля, продолжает аналогичные поиски и стремления приблизиться к построению унифицированной социологической теории, которая еще ждет своих авторов.

Гипотеза об институциональных матриц базируется  на обширном эмпирическом материале,  начиная с данных по истории древнейших государств Египта и Месопотамии и включая в себя анализ фактов современных трансформационных процессов, в том числе и в России. На их основе высказывается предположение, что многообразные институциональные комплексы, регулирующие жизнь древних и современных государств,  имеют в своей основе одну из двух  институциональных матриц, которая является доминирующей. Одна из них – Х-матрица, иногда называемая  восточной, поскольку характерна для большинства государств восточной части света. Другая – Y-матрица, часто называется западной, поскольку ее имеют страны, традиционно называемые западным миром. Х и Y-матрицы качественно  различаются между собой содержанием образующих их базовых институтов  (рис. 2).

Для Х-матрицы характерны следующие базовые институты:

—    в  экономической сфере — институты редистрибутивной экономики (термин К. Поланьи). Сущностью редистрибутивных экономик  является обязательное опосредование Центром движения ценностей  и  услуг, а также  прав по их производству и использованию. К ним относятся институты общей собственности,  служебного труда (термин О. Э. Бессоновой), координации, редистрибуции, то есть аккумуляции-согласования-распределения, пропорциональности;

— в политической сфере — институты унитарного  политического устройства. К ним относятся институты административного деления, иерархической вертикали власти во главе с Центром, назначений, общих собраний и единогласия, обращений по инстанциям;

—   в идеологической сфере — институты коммунитарной идеологии, основное содержание которой состоит в доминировании коллективных, общих ценностей, приоритете Мы над Я. К ним относятся институты коллективизма, эгалитаризма и порядка.

Х-матрица характерна для России, большинства стран Азии и Латинской Америки и др.

Y-матрица имеет следующие базовые институты:

в экономической сфере —  институты рыночной экономики. К ним относятся институты частной собственности, наемного труда, конкуренции, обмена, то есть купли-продажи, прибыли;

— в политической сфере — институты федеративного политического устройства. К ним относятся институты федерации,  самоуправления и субсидиарности, выборов; многопартийности и демократического большинства, судебных исков;

— в идеологической сфере — институты субсидиарной идеологии, в которых закрепляется доминирующее значение  индивидуальных ценностей, приоритет Я над Мы, примат личности, ее прав и свобод по отношению к ценностям сообществ более высокого уровня, которые, соответственно,  имеют субсидиарный, подчинительный по отношению к личности, характер. К ним относятся институты индивидуализма, стратификации и свободы.

Y-матрица характеризует общественное устройство большинства стран Европы и США.

Выделение двух типов матриц не воспроизводит известную культурологическую дихотомию «Восток-Запад», поскольку макросоциологическое понятие институциональной матрицы выделяет в структуре обществ базовые социальные институты, существующие независимо от культурного контекста, вне тех цивилизационно обусловленных форм, в которых они реализуются в конкретных обществах на разных этапах исторического развития. Рассмотрение общества через призму институциональных матриц абстрагируется, обособляется от того, что  составляет собственно содержание культурологии.

Одновременно понятие институциональной матрицы противостоит понятию культурно-исторического типа, предложенного Н. Данилевским, при котором основной упор делается на многолинейности развития общества и культуры, вычленяются разные типы социальных и культурных систем, подчеркивается их своеобразие, локальный характер и относительная замкнутость. В данном случае, напротив,  объектом изучения являются системы базовых институтов, имеющие сходное содержание во внешне непохожих  обществах.

Х и Y-матрицы означают различную социальную идентичность двух типов обществ, своеобразие их внутренней институциональной природы. На протяжении  своего развития  государства сохраняют, воспроизводят в качестве главных, базовых институты  свойственной им либо Х, либо Y-матрицы, что обеспечивает целостность, выживание и развитие соответствующего типа общества. Институты из матрицы противоположного типа играют вспомогательную роль, лишь «дополняя до целого» институциональную общественную структуру.     Поэтому вводится понятие комплементарных институтов, то есть институтов одной институциональной матрицы, действующих посредством характерных для них институциональных форм в системе базовых институтов альтернативной институциональной матрицы.

Обосновывается принцип доминантности базовых институтов по отношению к комплементарным. Он выражается в том, что в каждом конкретном обществе базовые институты, характерные для его институциональной матрицы, доминируют над институтами комплементарными.  Как в генетике доминантный ген, «подавляя» рецессивный, задает проявляющиеся признаки живого организма, так и базовые институты определяют характер складывающейся в обществе институциональной среды, задают рамки и ограничения для действия комплементарных, вспомогательных институтов.

Для базовых институтов, соответствующих типу институциональной матрицы данного государства, в большей мере характерен неуправляемый, стихийный характер действия. Зачастую они  «прокладывают  себе путь», казалось бы,  вопреки действиям и устремлениям большинства населения страны и ее  политического руководства.  Развитие же комплементарных институтов, обеспечивающих, во взаимодействии с базовыми институтами, сбалансированное развитие той или иной общественной сферы, требует целенаправленных усилий со стороны социальных субъектов. Поэтому, например,  внедрение рыночных механизмов и федеративных принципов в странах с доминированием Х-матрицы, например, в России,  идет обычно  «сверху», в то время как в западных странах с Y-матрицей правительства, наоборот, концентрируются на программах «антирыночного регулирования». Доля комплементарных институтов должна быть достаточной в обществе и достигать примерно 30-40%. Без  усилий по их внедрению естественно-стихийный характер действия базовых институтов может привести общество в состояние застоя  и кризиса.

Важнейшим свойством институциональных матриц является историческая устойчивость, инвариантность по отношению как ко внешним воздействиям, так и к действиям социальных сил внутри страны. Никоим образом не отменяя развития и постоянного совершенствования тех институциональных форм, в которых реализуются базовые и комплементарные институты по ходу исторического развития, инвариантность означает сохранение природы институциональной матрицы. Ее устойчивость определяет каналы, русло, «исторический коридор» эволюции конкретных обществ, задает общее направление траектории социальных изменений.

Тип матрицы формируется под воздействием свойств материально-технологической среды данного общества. Выделяются два присущих ей альтернативных свойства – коммунальность или  некоммунальность (Бессонова, Кирдина, Салливан, с. 20-24).  Коммунальность означает такое свойство материально-техноло­гической среды, при котором обособление отдельных частей означает угрозу распада всей системы, и это  предполагает ее использование как единого нерасчленимого объекта.  Соответственно, оно требует совместных координированных усилий значительной части членов общества и единого централизованного управления. Ее примерами являются и древние ирригационные  системы восточных государств, и современный топливно-энергетический комплекс России.

В свою очередь, некоммунальность означает технологическую разобщенность, возможность обособленности важнейших элементов материальной инфраструктуры и связанную с этим возможность их самостоятельного функционирования и частного использования. Некоммунальная среда разложима на отдельные, не связанные между собой элементы, она может существовать как совокупность разрозненных, отдельных технологических объектов. Некоммунальная материальная среда выражает себя в  хуторских и фермерских хозяйствах, автономных системах теплообеспечения, сегментированной структуре  железнодорожных дорог и  т.д.

Коммунальная среда определяет неизбежность доминирования институтов Х-матрицы, а некоммунальная среда обусловливает доминирование институтов Y-матрицы.

Новое для российского обществоведения понятие  институциональной матрицы в настоящее время активно дискутируется. С одной стороны, признается, что речь идет о создании социологической теории социетального уровня, которая ориентирована на соотнесение с социальными фактами и их системами, закрепляющая безусловный приоритет России в исследовании феномена институциональных матриц.  Поэтому данная гипотеза имеет  активных сторонников в среде ученых, особенно молодых, а также  хозяйственных и административных практиков. С другой стороны,  разворачивается широкая полемика, ставящая под сомнение как исходные постулаты и саму концепцию, так и получаемые на ее основе выводы (например, Кузьмин. Эйдельман).

Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Пер. с фр. Составление, послесловие и примечания А.Б. Гоф­мана. М.: Канон, 1995.

Кирдина С. Г. Институциональные матрицы и развитие России. М: ТЕИС, 2000 (2-е издание, испр. и дополн. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001.

Кузьмин В., Эйдельман Я. Базовые социальные институты в человеческом измерении. – Общество и экономика, 2001. № 6.

Парсонс Т. Система современных обществ / Пер. с англ. В. А. Седова и А. Д. Ковалева. Под ред. М. С. Ковалевой. М.: Аспект Пресс, 1998.

Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций /Пер. с англ. А. В. Гордона под ред Б.С. Ерасова. – М.: Аспект Пресс, 1999.

Simmel G. Grundlagen der Sociologie. Individuum und Gesellschaft, 2, Aufl. Berlin, 1920.

Sorokin P. Society, Culture and Personality. – N.-Y, 1962..

Veblen T. Theory of the Leisure class. New York, 1899.

2002-2017 KIRDINA.RU
АКТИВНАЯ ССЫЛКА НА САЙТ ОБЯЗАТЕЛЬНА